WORK FOR PEACE


акое удивительное время – начало войны. Как раскрываются по-новому люди, которых ты, казалось бы, знал всю свою жизнь. И вдруг выясняется, что самые близкие бесконечно от тебя далеки, а едва знакомые – ближе и роднее, чем самые близкие.

Наша семья была вынуждена бежать из России из-за угроз, которые поступили в наш адрес после публикации мной антивоенного поста в первый день войны, 24 февраля. Я открыто выступил против Путина и войны, выразил слова поддержки нашим друзьям и коллегам из Украины. Пост вызвал реакцию в международном Го-сообществе и, видимо, привлек внимание тех, чье внимание привлекать к себе небезопасно.

Давайте называть вещи своими именами: это именно ВОЙНА, а никакая не «специальная военная операция». Никакой новояз не сможет скрыть истину: российские войска бомбят и убивают не только солдат регулярных частей украинской армии, они несут смерть мирным гражданам Украины! Вчера я смотрел видео, где рушится огромный жилой дом в Украине после попадания нескольких снарядов. Я, человек, переживший взрыв газа в собственном подъезде осенью 2019 года, чувствую это видео кожей, и мне становится жутко.
А 26 февраля нам позвонили и сказали, что, если я не закрою рот, нам сожгут квартиру ЕЩЕ РАЗ. Что в первый раз это не было случайностью. После этих угроз мы собрали самые необходимые вещи и срочно уехали из страны. Сейчас мы находимся за пределами России, но дальнейшие планы пока строить трудно. Находясь в свободной стране, я считаю своим долгом говорить о том, о чем не решаются говорить мои соотечественники, оставшиеся в России. Но кто-то должен говорить правду – и пусть этим «кем-то» буду в том числе и я. Я не самый заметный человек, вообще совершенно не известный. Но зато я нахожусь там, где мне больше не грозит уголовное преследование за произнесенную вслух правду. Пусть мои слова станут поддержкой для тех, кто боится открыто высказываться из-за новых статей в уголовном кодексе. Ребята, вы не одни, я с вами всем сердцем. Держитесь и не изменяйте себе!

После приземления я написал на своей странице в Facebook всего два слова: «Мы уехали». И немедленно мне в личку стали писать друзья, знакомые, бывшие коллеги, а потом и вовсе незнакомые люди. Поскольку мы сами прошли по лезвию бритвы и чудом улетели из Москвы, мы чувствовали и понимали растерянность людей, оставшихся в России. Поэтому я рассказывал о маршрутах эвакуации и организационных моментах всем, кто ко мне обратился, не отказывал никому. Все это я делал совершенно бесплатно, разумеется. В какой-то момент я пошутил, что мне уже пора открывать консалтинговое агентство Refugee Consult с собственной «горячей линией». И вдруг я понял, что это неплохая идея: можно объединить усилия нашей четверки и помочь большему количеству людей.

Мы с ребятами обсудили идею и сформировали команду с четким разделением зон ответственности. Когда поток сообщений от напуганных и дезориентированных людей стал непрерывным, мы отвечали им практически круглосуточно. Я сидел за ноутом с четырьмя основными мессенджерами и писал сообщения людям, давая конкретные ответы, а ребята уточняли разную инфу по моей просьбе. Чтобы не вводить людей в заблуждение и не давать советов, которые уже не работают, мы постоянно мониторили новости, официальные сообщения российских властей, котировки акций и курсы валют, данные о наличии авиабилетов по разным направлениям.

Поэтому мы видели, как быстро ухудшается ситуация в динамике. Как схлопывается экономика. Как перестают работать карты российских банков из-за ухода VISA и Mastercard из России. Как в иностранных аэропортах арестовывают самолеты российских авиакомпаний. Как отечественные авиакомпании перестают летать во все страны, даже в СНГ. Наземные пункты погранконтроля переполнены, да еще и далеко не всех выпускают. Как рассказали наши друзья, уехавшие на машине в Латвию, российские пограничники требуют какие-то «основания для выезда». Вот кусок этой переписки (собеседника называть не буду в целях безопасности):
«Латвия пускает – на автомобильной границе не выпускают РУССКИЕ. Они требуют основания для выезда, прикрываясь неработающими уже ковидными ограничениями. Называют они это именно так: «основания для ВЫЕЗДА». Я вообще впервые показывала на российской границе израильский паспорт. Они стоят и врут, что "Латвия не принимает". Нас шесть часов держали. Именно на проверках. Они страшно боятся выпустить кого-то, или чего-то лишнего. Мне еле выпустили инструмент. Не ценный. Со всеми документами. (моя собеседница играет на скрипке – прим. П.А.)».

Видя, как ситуация стремительно катится в пропасть, мы старались спасти тех, кто хотел бы выбраться, пока еще есть возможность, только не понимал, что именно надо делать. И это можно понять: сориентироваться в такой стрессовой ситуации и разобраться в хитросплетениях правил и требований практически невозможно за короткое время. Нам, нашей четверке, это удалось благодаря очень слаженной и оперативной проработке всех деталей еще в Москве. И мы делились опытом со всеми, кто хотел нас услышать. Мы уже были в безопасности, нам было проще эмоционально, а люди в Москве, конечно, были на нервах. Поэтому на протяжении шести суток мы спали всего 11 часов в сумме. Я надорвался, из-за стресса у меня обострилась язва, но это не страшно. Язва зарастет, все необходимые лекарства у меня уже есть. Зато мы смогли вытащить около десяти человек, вывозили их разными маршрутами. Обрубался один канал – мы находили альтернативный. Перекрывали и его – разрабатывали новый маршрут. Смотрели, как медленно, но неотвратимо закрывается последняя дыра в заборе. Я, если честно, был в ужасе. У меня было ощущение, что я пытаюсь вытащить людей из поезда, отправляющегося в Бухенвальд. Десять человек. Не так уж много, но мы сделали ХОТЬ ЧТО-ТО. Сейчас эти люди уже в безопасности, разлетелись по разным странам.
Но что потрясло меня больше всего, так это реакция ближайших друзей на мои попытки помочь им. Я просто звонил, объяснял ситуацию, давал всю самую свежую информацию и говорил: «Если вы примете решение уезжать, я на связи 24/7. Я все вам объясню, подскажу, дам четкий алгоритм (он у нас сам собой сформировался примерно после третьего обращения в нашу импровизированную «службу поддержки беженцев»).

Глухо. Несмотря на то, что у них БЫЛО ВСЁ, чтобы немедленно покинуть Россию, они оказались абсолютно безразличны к моим призывам подумать о детях и вывезти их в безопасное место, хотя бы на время. Они отказались уезжать из страны. Они сказали, что я паникер, что всё это фигня, и что они остаются.
Отказался уезжать друг, у которого РОДНОЙ БРАТ – гражданин Великобритании. Отказался уезжать друг, у которого жена – сотрудница Deutsche Telecom, одной из крупнейших немецких IT-компаний. Ей бы легко помогли с убежищем в Германии, если бы они решили уехать из России – но они отказались. Отказался друг, у которого бабушка имеет постоянный ВНЖ в Латвии – я придумал для него схему, позволяющую пересечь границу в ситуации, когда российские пограничники практически никого не выпускают. А он не поехал никуда. Отказались друзья, у которых есть КВАРТИРА В ЕВРОПЕ!!!!!! Квартира, мать ее, в Европе... И денег на самолет предостаточно даже при нынешних ценах. Но они отказались.

Я не могу в это поверить. У людей под ногами лежит слиток золота – они не хотят нагнуться и поднять его. А мы с голой жопой улетели в неизвестность впятером. У меня даже с документами проблемы: загранпаспорт заканчивается меньше, чем через 3 месяца – я как раз планировал его обменять, но тут началась война. И на турецкой границе меня тормознули: "Пройдемте с нами". Я думал, я умру прямо там, на этому пункте пограничного контроля. Меня с дочкой привели в участок, где местный начальник сказал: "Паспорта граждан России должны действовать хотя бы 120 дней, чтобы вы могли въехать в Турцию. А ваш заканчивается через 88 дней. Вы не можете въехать". ПИДЗЕЦ. Мы почти вырвались, уже одной ногой на турецкой земле, в безопасности, а меня сейчас депортируют обратно в Россию. И я такой стою и думаю: "Ну, жену с дочкой и котами хотя бы пустят, а я.... А я поеду обратно. И обмен загранника – минимум три недели, а будут ли тогда еще летать самолеты в Турцию, неизвестно. Хорошо хоть, мои девчонки тут, это главное. Я сделал всё, что мог".

И вдруг случилось чудо: начальник погранслужбы, видимо, увидел мое лицо и растерянность. Увидел дочку, которая держала меня за руку, и сказал: "Я дам вам специальную визу на 28 дней. Но через 28 дней вы обязаны покинуть Турцию добровольно или вас принудительно депортируют в Россию. Вы должны придумать, что будете делать дальше, за эти четыре недели, а пока добро пожаловать в Турецкую республику". Вы представляете? Это абсолютная правда, если не верите, могу фото загранника выложить. То есть мы с вот такими вводными ВСЁ РАВНО ПРОРВАЛИСЬ через все кордоны и теперь находимся в безопасности. А мои друзья, которых я знаю по 20 лет, имея на руках абсолютно все козыри, НЕ ХОТЯТ ИМИ ВОСПОЛЬЗОВАТЬСЯ!!! Так и сидят до сих пор в России. Я не могу этого понять, это не укладывается в голове.

Хорошо сказано: YOU CAN'T SAVE EVERYBODY. Я уже и не пытаюсь. Ибо сказано: «Кто имеет уши слышать, да слышит!» (Мф. 13:9). Я больше не трачу свое время на попытки кого-то вразумить. Я помогаю только тем, кто сам разумен, кто слышит, кто смотрит на вещи широко открытыми глазами. Для них Refugee Consult всё ещё работает. А там, глядишь, мы еще кого-нибудь успеем вытащить. Есть те, кто готов пройти по Пути. А есть те, кто вечно сомневаются и неспособны сделать даже первый шаг. Сорри, но на войне выживают только те, кто двигается. Надо двигаться. А заставлять людей двигаться – не моя задача. Моя задача – показать вектор тем, кто способен двигаться сам, но не понимает, куда именно надо двигаться. Им мы еще сможем помочь, остальным – нет. Да и не надо, наверное, они же сами сделали свой выбор. Остаётся только принять его.

А в заключение хочу сказать: изучайте Го. Однаждо оно может спасти вам жизнь, как спасает сейчас жизни многих, в том числе и нашей семьи.

PRAY FOR MIRACLE
WORK FOR PEACE

P.S. А это одна из работ нашей Ксюши, которая сейчас спит в соседней комнате. Удивительного таланта девочка, Господь ее лично поцеловал в макушку. Если бы ее перемололо жерновами войны, это было бы трагедией. Но трагедии не случилось – мы все сделали правильно и вытащили ее из России.

10 МАРТА / 2022